Кризис в Иране: есть ли выход?

Будущее нефтегазового сектора Ирана в равной степени зависит от действий Вашингтона и Тегерана.

2019-07-01 Просмотров 933

Нефть и политика всегда были тесно переплетены в истории Ирана. В очередной раз это стало очевидно 21 апреля 2019 г., когда Президент США Дональд Трамп объявил об отмене временных разрешений на импорт иранской нефти, выданных Китаю, Индии, Турции, Греции, Италии, Японии, Южной Корее и Тайваню.

Вашингтон твердо намерен добиться полного прекращения поставок из Ирана. Нарушители санкций потеряют возможность работать с американскими финансовыми институтами.

Позицию Ирана образно выразил официальный представитель в ООН Маджид Тахт Раванчи: «На протяжении тысячелетней истории иранцы ни разу не позволили кому-либо навязать им свою волю… С нами нельзя разговаривать на языке угроз и шантажа. Уважения можно добиться, только проявив уважение первым», - написал он в своей колонке в Washington Post. Санкции, отметил Раванчи, не заставят Иран изменить своим принципам.

Добыча падает

Энергетический потенциал Ирана огромен – по запасам газа он занимает второе (после России), по традиционным запасам нефти – третье место в мире. Несмотря на санкции, до сегодняшнего дня Иран удерживал третье место по добыче газа в мире и третье место по добыче нефти на Ближнем Востоке. Неудивительно, что последние действия США вызвали резкий рост цен на нефть – впервые с 2014 г. они превысили 80 долл. за баррель.

Если в марте 2019 г. экспорт нефти из Ирана составлял 1,1 млн баррелей в сутки, то в апреле он упал ниже отметки в 1 млн баррелей в сутки. В мае появилась информация о том, что последняя надежда Тегерана – Пекин – вслед за остальными странами приостановил закупки иранской нефти. Это означает, что ситуация в иранском нефтегазовом секторе становится по-настоящему критической.

Без доступа к внешним рынкам Иран не сможет остановить падение добычи нефти. Если в середине 70-х гг. в стране добывалось 6 млн барр. нефти в сутки, то сегодня этот показатель составляет 2,7 млн барр. в сутки и продолжает снижаться.

Развернуть негативный тренд можно было бы при помощи повышения коэффициента нефтеотдачи на гигантских стареющих нефтяных месторождениях, составляющего в настоящее время 25%. Однако сделать это в отсутствие иностранных инвестиций и технологий не представляется возможным.

Инвесторы разочарованы

Кризисные явления в иранском нефтегазовом комплексе нарастали на протяжении нескольких десятилетий.

«Инвесторы были разочарованы жесткими рамками контрактов обратного выкупа – единственного механизма привлечения зарубежных капиталов в иранский нефтегазовый комплекс. В отсутствии значимых вливаний извне, внутренних инвестиций не хватило для того, чтобы обеспечить устойчивый рост. При этом доходы от нефтегазового сектора продолжали использоваться для поддержки других секторов экономики Ирана». Wood Mackenzie

В 2016 г., после частичной отмены санкций, Иран объявил о разработке новой системы налогообложения нефтяной отрасли, в основе которой должен был лежать Иранский Нефтяной Контракт (ИНК). Целью было объявлено привлечение 130 млрд долл. иностранных и внутренних инвестиций в 50 проектов с общим объемом запасов 28 млрд баррелей нефтяного эквивалента.

Однако опасения инвесторов относительно возможных санкций со стороны США и несовершенства ИНК контрактов привели к тому, что заключены были всего три сделки. Наиболее крупной из них стало создание консорциума в составе Total, CNPC и государственной НИНК для освоения 11-ой очереди месторождения Южный Парс.

Total вышла из проекта после отмены временных разрешений на импорт иранской нефти. Китайская CNPC пока остается в проекте, однако активной работы не ведет.

Окно возможностей

Три четверти территории Ирана все еще мало исследованы, что открывает большие возможности для поиска новых запасов углеводородов. С 2007 г. НИНК прирастила более 200 трлн кубических футов запасов газа (коэффициент результативности разведочного бурения составил 60%).

Политическая ситуация в США по-прежнему остается фактором, от которого во многом зависит, будут ли эти ресурсы разрабатываться Ираном в одиночку или с помощью международного капитала. Наилучший вариант для Ирана – это смена администрации Белого дома в 2020 г. или 2024 г. с последующим возвращением (в том или ином формате) к договоренностям 2015 г. в области контроля за ядерными вооружениями.

В свое время ядерная сделка позволила Ирану увеличить добычу нефти и конденсата на 1 млн барр. в сутки. Отмена или хотя бы постепенное ослабление санкций может открыть новую «золотую» эру для иранского нефтегазового комплекса.



Похожие новости

новости
ЛУКОЙЛ оказал продовольственную помощь нуждающимся жителям Ирака
2017-07-02

Во время священного для мусульман месяца Рамадан ЛУКОЙЛ, в соответствии с соглашением, подписанным с Администрацией района Эз Элдин Салим, осуществил благотворительный проект по распределению продовольственной помощи среди местного населения. читать дальше

новости
Успешная интеграция
2017-07-02

Проект по созданию IT-инфраструктуры на объектах Кандымской группы газоконденсатных месторождений, реализованный ООО «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани» (ЛУОК), был признан «Лучшим IT-проектом в Ближнем Зарубежье». читать дальше

новости
«Город хлебный» получил Гран-при
2017-07-02

Команда молодых работников «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани» под названием «Город хлебный» успешно выступила на Кубке «КВН» среди нефтегазодобывающих организаций Группы «ЛУКОЙЛ» и завоевала высшую награду.читать дальше

новости
Успех молодых специалистов ЛУОК
2017-05-17

Молодые специалисты «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани» (ЛУОК) заняли первые места на всероссийской научно-практической конференции.читать дальше