Наш приоритет сегодня – геологоразведка и добыча | 334 (April 2017)

2017-04-26 20:19 Просмотров 327

Наш приоритет сегодня – геологоразведка и добыча

Вице-президент ПАО «ЛУКОЙЛ» Гати Аль-Джебури – о том, почему компания уделяет все больше внимания разведке и добыче углеводородов, каковы основные направления развития бизнеса на Ближнем Востоке и почему добыть нефть еще не значит окупить инвестиции.

Ранее Вы работали в сфере поставок. Насколько легко Вам дался переход в добывающий блок?

Когда мы подписали контракт с Ираком в 2010 году, и Президент ПАО «ЛУКОЙЛ» назначил меня одним из руководителей этого проекта, я был удивлен, насколько отличается производство от поставок! Конечно, я представлял, что такое добывающий бизнес, поскольку ранее работал в KPMG, однако разница оказалась колоссальной.

Трейдинговый бизнес, которым я управлял в течение пяти лет, будучи генеральным директором компании ЛИТАСКО, требует быстрого принятия решений и умения идти на риск. Поэтому вначале, когда я пришел в добывающий проект, мне показалось, что процесс принятия решений занимает здесь слишком много времени. Сегодня значительная часть наших усилий направлена на выстраивание взаимоотношений с потребителями, поставщиками и бизнес-партнерами. Нам необходимо находить взаимопонимание с государственными органами, национальными нефтяными компаниями и подрядчиками, которые будут реализовывать наши проекты. Я уже привык к этому, и мысль о том, чтобы принять решение немедленно, кажется мне почти пугающей.

Не так давно мы стали свидетелями смещения фокуса ЛУКОЙЛа c переработки и сбыта на геологоразведку и добычу, что, в частности, видно по Вашей деятельности в Ираке. Что за этим стоит, и как развивается Ваш иракский проект?

Инвестиции в переработку и сбыт на данном этапе в основном завершены. Я убежден, что мы всегда должны искать возможности развития бизнеса, и это нужно делать в тех сферах, которые приносят наибольший доход нашим акционерам. В среднесрочной и, возможно, долгосрочной перспективе апстрим наиболее привлекателен с точки зрения инвестиций. Именно поэтому ЛУКОЙЛ принял стратегическое решение развивать добывающий сегмент бизнеса, в частности на Ближнем Востоке.

Cегодня ЛУКОЙЛ является одним из крупнейших инвесторов в иракский нефтегазовый сектор. За последние 7 лет мы вложили в экономику этой страны более 7,5 млрд долларов, что позволило нам достичь уровня добычи 400 тыс. баррелей в сутки. Только одно месторождение – Западная Курна-2 – обеспечивает почти такой же уровень добычи, как вся Ливия! Это больше, чем добывает каждая из 85% частных нефтяных компаний в мире.

В настоящее время мы готовимся к реализации второй фазы проекта, которая позволит ЛУКОЙЛу увеличить добычу с горизонта Мишриф до 550 тыс. баррелей в сутки. Будут пробурены новые скважины, увеличена мощность газотурбинной электростанции, построены новые трубопроводы.

В феврале в рамках еще одного иракского проекта – Блок 10 – мы завершили испытания первой разведочной скважины. Совсем недавно мы объявили о потенциальной коммерциализации этого проекта. В этом году мы планируем пробурить еще две скважины, чтобы подсчитать запасы месторождения и составить план его разработки.

Какие факторы Вы принимаете в расчет при оценке потенциальных проектов? Какие возможности видите для развития бизнеса в ближайшем будущем?

Наш главный приоритет – экономическая эффективность. Мы будем инвестировать туда, где можно получить высокую доходность и эффективное использование наших человеческих ресурсов.

Мы заинтересованы и в других проектах на территории Ирака. Мы ведем переговоры об участии в двух иранских проектах и полагаем, что достаточно быстро сможем увеличить добычу на этих месторождениях до максимального уровня.

Мы рассматриваем потенциальные проекты в Кувейте, ОАЭ, Омане, Катаре и Бахрейне. Может показаться, что мы медленно развиваем свою деятельность в регионе MENA, однако в реальности мы всего лишь не хотим давать пустых обещаний национальным нефтяным компаниям и предпочитаем доказывать им на деле, на что способны. Именно поэтому для нас было чрезвычайно важно реализовать проект Западная Курна-2, который стал жемчужиной нашего портфолио. Тем самым мы доказали, что имеем технические и финансовые возможности реализовывать мегапроекты в таком непростом регионе, как Ближний Восток.

Наш приоритет сегодня – геологоразведка и добыча

Совсем недавно две китайские компании – China National Petroleum Corporation и China Energy Company Limited – выиграли тендер на участие в концессиях ADNOC. Какова, на Ваш взгляд, стратегическая цель этих соглашений, и какую пользу ЛУКОЙЛ может извлечь из них?

Каждый производитель нефти пытается гарантировать сбыт своей продукции. Недостаточно просто добыть нефть, нужно еще ее продать. Поэтому я прекрасно понимаю логику ADNOC, продавшей 12% концессии китайским инвесторам – крупным потребителям ближневосточной нефти. Одна из сильных сторон ЛУКОЙЛа состоит в том, что наша компания имеет четыре НПЗ в Европе (в Румынии, Болгарии, Италии и Нидерландах), которые могут переработать более 600 тыс. баррелей нефти в сутки. Таким образом, ЛУКОЙЛ также является крупным потребителем нефти, заинтересованным в поставках с Ближнего Востока.

Еще более важно то, что у нас есть ЛИТАСКО – международная трейдинговая компания. В настоящее время она оперирует поставками более 3 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в сутки, из которых более половины не принадлежат ЛУКОЙЛу.

Мы обладаем колоссальным объемом технических знаний, полученных на месторождениях в России, и уже доказали, что можем применять их на Ближнем Востоке. Я убежден, что такие государства, как ОАЭ, Кувейт и Оман, останутся в выигрыше, если расширят круг потенциальных инвесторов и пригласят российскую компанию к реализации совместных проектов.

В регионе активно обсуждается предстоящее присуждение концессий на освоение континентального шельфа Абу-Даби. Будет ли ЛУКОЙЛ участвовать в тендерах?

Безусловно, у нас есть интерес. Мы очень внимательно изучаем ситуацию с концессиями на шельфе. Текущие условия концессий таковы, что они не позволяют рассчитывать на очень высокий доход, что, возможно, оправдано, если принять во внимание беспрецедентный уровень политической и экономической стабильности в стране. Нам нужно понимать, какова будет экономическая отдача от этих проектов, будут ли они соответствовать принятой в нашей компании норме рентабельности. Но в целом да, мы очень заинтересованы в работе в ОАЭ и, в частности, в Абу-Даби.

Ка ковы стратегические цели ЛУКОЙЛа в регионе?

Сегодня на Ближний Восток приходится 5% добычи Группы ЛУКОЙЛ. Мне бы хотелось, чтобы эта доля выросла до 20%. Уже сегодня в этом регионе сосредоточено 20% запасов Компании. Моя цель – удвоить этот показатель. Я вижу, чувствую, что будущее – за Ближним Востоком.

ГАТИ АЛЬ-ДЖЕБУРИ Вице-президент ПАО «ЛУКОЙЛ» и руководитель Региона 1 (разведка и добыча углеводородов на Ближнем Востоке).

Похожие статьи

Окружающая среда
Газета «Нефтяные ведомости» | 342 (July-August 2018) 2018 | Важен дух сотрудничества
2018-07-18 07:07

В интервью Oil Journal заместитель Министра здравоохранения и охраны окружающей среды Ирака Д-р Джасим аль-Фалахи вы...читать дальше

Сотрудники
Газета «Нефтяные ведомости» | 335 (May 2017) 2017 | От Астраханской области – Ближнему Востоку
2017-05-20 20:12

Делегация Южной Нефтяной Компании Ирака посетила объекты компании ЛУКОЙЛ на Каспии. Гости ознакомились с передовыми технологиями разведки и добычи угл...читать дальше

Стратегия
Газета «Нефтяные ведомости» | 331 (January 2017) 2017 | Миссия: выполнима
2017-04-12 03:05

Новая система управления зарубежным добывающим блоком – в действии. Гати Аль...читать дальше

Стратегия
Газета «Нефтяные ведомости» | 341 (December 2017) 2017 | Гати Аль-Джебури: «Наша стратегия – развитие, но не любой ценой»
2017-12-29 16:07

Генеральный директор компании LUKOIL Mid-East поделился с Oil Journal своим прогнозом цен на нефть, целями ЛУ...читать дальше