Глубокое погружение | 332 (February 2017)

2017-04-14 11:52 Просмотров 466

Глубокое погружениеКевин Блэк рассказал Oil Journal о технологических аспектах добычи нефти на глубоководном шельфе, перспективах компании в Западной Африке и трудностях, связанных с длительными сроками реализации оффшорных проектов.

Каковы стратегические цели компании LUKOIL International Upstream West (LIUW) ?

Главная цель нашей компании – это успешная реализация портфеля проектов на всех этапах: начиная от геологоразведки, и заканчивая добычей сырья. Большинство из наших проектов должны пройти эти стадии за пять лет. Впоследствии компания будет управлять процессом добычи на открытых месторождениях. Успешный опыт работы на глубоководном шельфе значительно повысит шансы ЛУКОЙЛа на получение статуса оператора в проектах в наиболее перспективных регионах, доступ частных компаний в которые до сих пор затруднен. Это станет мощным импульсом к дальнейшему развитию добывающего бизнеса Группы ЛУКОЙЛ.

Какие регионы мира, по мнению ЛУКОЙЛа, являются наиболее перспективными с точки зрения реализации шельфовых проектов?

Наша зона ответственности – это Америка, Западная Африка и Западная Европа. Сегодня в нашем портфеле – восемь блоков на шельфе: три в Норвегии, два в Нигерии и по одному – в Камеруне, Гане и румынском секторе Черного моря. Кроме того, мы занимаемся освоением одного блока на суше в Мексике. Нашим приоритетом сегодня является Норвегия, где мы совсем недавно, в 2016 году, приобрели новый блок PL- 858. Мы по-прежнему высокого мнения о потенциале Западной Африки и Мексиканского залива. Мы продолжаем внимательно изучать возможности, открывающиеся в Южной Америке, и не исключаем для себя варианта реализации того или иного проекта в этом регионе, если его экономические показатели будут нас устраивать.

С одной стороны, шельфовые проекты требуют больше времени на реализацию и характеризуются более высокими удельными затратами на разработку и добычу сырья, с другой – открываемые на шельфе месторождения, как правило, крупнее сухопутных, а строение резервуаров здесь таково, что обеспечивает более высокие дебиты при меньшем количестве добывающих скважин. К другим преимуществам добычи на шельфе можно отнести более высокий уровень безопасности, связанный с изолированным положением добывающих платформ, а также привлекательный налоговый режим.

Какие проекты вы бы охарактеризовали как наиболее перспективные?

Я бы выделил два проекта. Первый – блок EX-30 Trident в румынском секторе Черного моря. Мы успешно пробурили здесь первую поисковую скважину, которая показала перспективность блока, и сегодня продолжаем геологоразведку.

Второй проект – это Deepwater Tano / Cape Three Points Project (DTCTP) на континентальном шельфе Ганы в Гвинейском заливе на границе с Кот д’Ивуаром. Месторождение Pecan расположено на глубине 2600 метров и является одним из самых глубоководных в мире. Оператором этого проекта является американская компания Hess.

Решение о дальнейших инвестициях в разработку должно быть принято в 2018 году, и в этом случае добыча нефти на месторождении начнется уже через несколько лет.

Глубокое погружение

Какие трудности ЛУКОЙЛ испытывает при реализации шельфовых проектов?

Прежде всего, технологии, которые необходимы для реализации глубоководных проектов, значительно отличаются от тех, что используются при добыче нефти на мелководье или на суше.

Другая сложность – это постоянные изменения во внешней среде. Шельфовые проекты имеют очень длинный горизонт реализации, и решение о разработке зачастую принимается за пять лет до начала добычи. Направлять миллиарды долларов на освоение месторождения, не будучи уверенными в том, какой уровень цен на нефть нас ожидает в будущем, очень рискованно. Однако с этим ничего не поделаешь – нефтяная отрасль очень чувствительна к изменениям во внешней среде, которые могут принести компании как новые проблемы, так и новые возможности.

Проект Tano может стать первым для ЛУКОЙЛа сразу по нескольким параметрам:

  • Это будет первый добывающий проект ЛУКОЙЛа в Западной Африке.
  • Впервые компания будет добывать нефть из глубоководных турбидитных отложений.
  • Впервые для этой цели будет использоваться FPSO – плавучая система нефтедобычи, хранения и выгрузки.

Кевин Блэк – Вице-президент ПАО «ЛУКОЙЛ» и управляющий директор компании LUKOIL International Upstream West Inc. (LIUW).

Похожие статьи

Бизнес
Газета «Нефтяные ведомости» | 332 (February 2017) 2017 | На южных рубежах
2017-04-14 11:52

Офис ЛУКОЙЛа в Мексике отмечает в этом году третью годовщину с момента открытия. В этом номере Oil Journal мы рассказываем о новом подходе, который ис...читать дальше

Бизнес
Газета «Нефтяные ведомости» | 333 (March 2017) 2017 | Итоги 2016 года
2017-04-15 13:55

Регион 1 ИРАК Добыча* на месторождении Западная Курна-2 составила 10...читать дальше

Стратегия
Газета «Нефтяные ведомости» | 341 (December 2017) 2017 | Гати Аль-Джебури: «Наша стратегия – развитие, но не любой ценой»
2017-12-29 16:07

Генеральный директор компании LUKOIL Mid-East поделился с Oil Journal своим прогнозом цен на нефть, целями ЛУ...читать дальше

Бизнес
Газета «Нефтяные ведомости» | 343 (September-October 2018) 2018 | Викинг взял курс на Гану
2018-09-18 17:47

10 сентября 2018 года сотрудники компании LUKOIL International Upstream West (LIUW) посетили буровое судно Viking, стоявшее в порту Форчон (Луизиана,читать дальше